Работа соцработником в москве отзывы

Содержание
  1. «Неужели и я такой в старости стану?»: откровения соцработника
  2. «В первую очередь люди хотят общения»
  3. «К каждому приходится искать свой подход»
  4. «Понимаешь, что все мы не вечны»
  5. Заработная плата социального работника: данные по регионам
  6. Кому помогают соцработники
  7. Требования к кандидатам
  8. Зарплаты по регионам России
  9. Надбавки за стаж
  10. Проблемы в этой сфере трудоустройства
  11. Средняя заработная плата
  12. Доплаты социальным работникам
  13. Размер федеральных доплат
  14. Сокращения в 2020 году
  15. “Мы в ответе за наших подопечных”
  16. Никакой паники
  17. О работе социальных помощников
  18. Хотела уволиться, боялась смерти. Соцработник о тонкостях профессии
  19. Немного о себе и профессии
  20. О коллегах
  21. Профессиональное выгорание и самое страшное в работе
  22. Будни соцработника: и помощник, и психолог, и друг
  23. Татьяна Телегина: Благодарность людей — высшая оценка нашей работы 
  24. Наталия Никифорова:Даже спустя 20 лет хожу на работу с удовольствием 
  25. Наталья Дубовенко:Людям не хватает общения
  26. Елена Курышина: Нам важно, чтобы дети были готовы к взрослой жизни 

«Неужели и я такой в старости стану?»: откровения соцработника

Работа соцработником в москве отзывы

Они приходят каждый день: приносят продукты, готовят еду, убирают, помогают мыться. И не требуют ничего взамен. Для многих социальных работников уход за пожилыми людьми больше, чем просто работа. Они считают это призванием. Мы поговорили с одним из соцработников о том, почему старики ведут себя как дети и как не принимать всё близко к сердцу. На условиях полной анонимности.

Социальным работником я стала не так давно. Вышла на пенсию и решила, что не могу сидеть дома без дела. Моя основная работа была связана с людьми, с помощью им, поэтому подумала, что это — хороший вариант.

У нас в городе есть спрос на соцработников, их постоянно не хватает. Кто-то не выдерживает на такой работе, кто-то не согласен на ту зарплату, которую предлагают. А стариков, нуждающихся в уходе, очень много.

Получаем мы правда мало — средняя зарплата около 14–15 000 рублей. И я прекрасно понимаю тех, кто не хочет трудиться за такие деньги: скажу прямо, это тяжело, особенно первое время.

У каждого социального работника есть примерно по 10 бабушек и дедушек, за которыми он ухаживает. Кто-то их называет клиентами или заказчиками, потому что люди обращаются в соцзащиту за услугами, а мы как раз их оказываем. Не поворачивается язык так сказать: для меня все эти люди, скорее, подопечные. Это слово гораздо мягче.

У меня, например, 11 подопечных. Есть те, у кого их гораздо больше, но это специалисты с большим стажем – по 10–15 лет. С одной стороны, восхищаюсь такими людьми, с другой — мне их немного жалко.

Уделяя столько времени другим, не оставляешь его для себя и семьи. Поняла это по себе. Потому что день социального работника расписан буквально по минутам, хотя ты всегда работаешь «сверхурочно».

По-другому не получается.

Конечно, я устроилась сюда не из-за денег. Просто хотела помогать тем, кто в этом нуждается. Поэтому искать тут какого-то большого заработка не стоит. Уход за пожилыми людьми стоит копейки, каждая услуга у нас расписана по ценам. Они очень низкие: начиная от 1,5 рублей.

Когда люди заказывают дополнительные услуги, которые не входят, так сказать, в «стандартный пакет», их оплачивают отдельно. Например, постричь ногти на руках стоит 10 рублей. Сходить с бабушкой в какой-нибудь банк или на рынок – 50 рублей. И так далее. Много здесь не заработаешь.

Пожалуй, выгоднее всего работать сиделкой по праздникам: за один час платят 400 рублей.

«В первую очередь люди хотят общения»

Мой рабочий день начинается в 8:30. Есть участок, где я работаю, и график. Несколько дней в неделю я совершаю обход, мне надо обойти все адреса, навестить каждого. Одним достаточно, чтобы я пришла раз в неделю, к другим надо приходить каждый день: если человек не может сам пить или есть. У меня таких нет.

В свободные от обходов дни занимаюсь бумажными делами. Когда выхожу на работу «в поле», то надо купить продуктов, пять-семь килограммов, принести их, иногда и приготовить, убрать квартиру. На всё про всё даётся 20–30 минут, потом надо ехать к следующей бабушке.

Отведённого ремени катастрофически не хватает. Потому что многим требуется и другая помощь: сходить в аптеку, погладить постельное бельё, помочь помыться. Но в первую очередь люди хотят общения: часто им не с кем поговорить, они заперты в четырёх стенах.

Конечно, если делать всё механически, будешь успевать, но так не выходит. Хотя есть даже негласная рекомендация, что не стоит сближаться с людьми, за которыми ухаживаешь, кто-то её и правда соблюдает.

Просит такого бабушка посидеть с ней, чай попить, а он: «Не положено».

Стариков тоже можно понять. Многие из них одиноки при живых детях. К кому-то просто редко приезжают родственники, потому что живут в другом городе, а кого-то вообще забыли и объявляются только тогда, когда придёт время получать наследство. Грустно это. Стараюсь не принимать всё близко к сердцу, но душа-то болит.

Поэтому остаюсь, выслушиваю каждого. Советов о том, как жить, никогда не даю, о личных делах особо не рассказываю, даже если спрашивают.

Всё-таки социальный работник не должен сильно вмешиваться в жизнь подопечного, хотя, честно, многие без нас как без рук.

Хотя чаще всего бабушкам и дедушкам просто хочется выговориться: пересказать сюжет любимого русского сериала или поделиться новостями политики. Иногда достаточно просто поддакивать и вставлять короткие фразы.

«К каждому приходится искать свой подход»

Старики разные бывают. У меня, к счастью, вредных нет. Все хорошие, покладистые. Мы с ними в постоянном контакте. Они могут мне в выходные позвонить, попросить в аптеку сходить, я соглашаюсь.

Некоторые пытаются за это рублей 100–200 в карман сунуть, но я не беру: нельзя, да и неудобно как-то. Бывали и такие, с кем надо пожёстче говорить. Кто-то капризничает. И к каждому приходится искать свой подход.

Правду говорят: старые люди как дети.

Сложно смотреть, как на твоих глазах угасает человек, хотя ты делаешь всё, чтобы этого не случилось. Например, я ухаживала за одной женщиной, в советские годы она была директором кондитерской фабрики.

Говорят, держала всех в ежовых рукавицах — строгая. И умная. Но вот в старости жизнь её не пощадила. Стала забывать многие вещи, впадать в детство, могла принять меня за дочь или за маму.

И таких примеров уйма.

Признаюсь, смотрела на некоторых и думала: «Неужели и я такой в старости стану? Не дай бог».

«Понимаешь, что все мы не вечны»

Когда подопечный умирает, это тяжело. Всё-таки он становится тебе родным, хотя и стараешься не принимать всё близко к сердцу. Понимаешь, что все мы не вечны. На похороны я не хожу.

Хотя мы оказываем помощь в их организации, если у умершего нет родственников или они по какой-то причине не хотят этим заниматься. Да, есть и такие, кто даже не хочет собрать своих маму или папу в последний путь.

У нас, кстати, существует и услуга «уборка могил»: когда бабушки или дедушки не могут уже ходить на кладбище, а кроме них этого делать некому.

Неудивительно, что иногда случается так, что старики оставляют свои квартиры социальным работникам. В знак благодарности. Редко, но бывает. Если наследство оформлено правильно, то квартира и правда может перейти тому, кто ухаживал за стариком. Но на моей памяти такого не происходило. Всегда появляются родственники, которые готовы, простите, чуть ли не уничтожить за жилплощадь.

Столкнувшись впервые со смертью, некоторые уходят с работы, не выдерживают. Кто-то не справляется ещё раньше. Потому что с непривычки такая работа изматывает и физически, и морально. Но стоит подумать, что все эти люди нуждаются в тебе и кроме тебя о них некому позаботиться, то как будто открывается второе дыхание. Не знаю, почему так происходит, но это и правда помогает.

Источник: https://gazeta.a42.ru/lenta/articles/43935-neuzheli-i-ya-takoi-v-starosti-stanu-otkroveniya-socrabotnik

Заработная плата социального работника: данные по регионам

Работа соцработником в москве отзывы

Зарплаты социальных работников, не смотря на их повышение, остаются недостаточно высокими по сравнению с теми важными функциями, которые они выполняют в обществе.

Кому помогают соцработники

Социальные работники помогают различным группам незащищенных людей. В них включены:

  • Пенсионеры,
  • Дети-сироты,
  • Инвалиды,
  • Беженцы.

В большинстве своём, это престарелые люди, либо инвалиды, которые не в состоянии себя обслуживать. Кроме этого, в обязанности специалистов входит психологическая поддержка и помощь в быту.

Поэтому, одно из важнейших качеств, помимо профессиональных, — это доброжелательность.

От их способности поддерживать эмоциональный фон незащищенных людей зависит их желание жить и сотрудничать с социальными службами.

Требования к кандидатам

Чтобы начать работать социальным работником, высшее образование не требуется. Однако, если вы хотите предварительно получить компетенции и получить набор базовых знаний, рекомендуем пойти и получить среднее образование в колледже по специальности «Социальный работник или социальная работа» или «Право и организация социального обеспечения».

Зарплаты по регионам России

Наибольшие зарплаты у социальных работников в Западной Сибири и на Крайнем севере. Там к окладам назначаются высокие северные и районные коэффициенты. Самое низкое вознаграждение за свой труд получают в Северной Осетии, Ставропольском крае, Республике Калмыкия и в Республике Дагестан.

Сложная ситуация с оплатой труда в сельских местностях. Вознаграждение может составлять всего 10000 рублей в месяц за восьмичасовой рабочий день. Один специалист, в среднем, курирует 10 своих подопечных. Ежедневно приходится обслуживать 6-7 человек. Там, где нет социальных работников, их функции возложены на местных медицинских специалистов.

Наименование Среднемесячная зарплата соцработника
Алтайский край15203 руб
Амурская область12629 руб
Архангельская область18643 руб
Астраханская область12763 руб
Белгородская область22893 руб
Брянская область11420 руб
Владимирская область14792 руб
Волгоградская область16421 руб
Вологодская область18358 руб
Воронежская область12955 руб
г. Москва37874 руб
Еврейская автономная область36843 руб
Забайкальский край16653 руб
Ивановская область12870 руб
Иркутская область15996 руб
Кабардино-Балкарская Республика14985 руб
Калининградская область15948 руб
Калужская область15327 руб
Камчатский край43481 руб
Кемеровская область16469 руб
Кировская область17346 руб
Костромская область15967 руб
Краснодарский край17359 руб
Красноярский край23758 руб
Курганская область16860 руб
Курская область19344 руб
Ленинградская область19359 руб
Липецкая область14230 руб
Магаданская область11982 руб
Московская область35221 руб
Мурманская область12434 руб
Нижегородская область16838 руб
Новгородская область14621 руб
Новосибирская область18956 руб
Омская область15330 руб
Оренбургская область12376 руб
Орловская область13146 руб
Пензенская область21148 руб
Пермский край13787 руб
Приморский край20865 руб
Псковская область16427 руб
Республика Адыгея (Адыгея)20848 руб
Республика Башкортостан12455 руб
Республика Дагестан12767 руб
Республика Ингушетия8421 руб
Республика Калмыкия11244 руб
Республика Карелия19024 руб
Республика Коми21264 руб
Республика Крым16349 руб
Республика Марий Эл2103 руб
Республика Северная Осетия — Алания16766 руб
Республика Татарстан16754 руб
Республика Хакасия18965 руб
Ростовская область13254 руб
Рязанская область19434 руб
Самарская область14674 руб
Санкт-Петербург27650 руб
Саратовская область22355 руб
Сахалинская область29463 руб
Свердловская область17453 руб
Севастополь17654 руб
Смоленская область12152 руб
Ставропольский край1565 руб
Тамбовская область11115 руб
Тверская область13698 руб
Томская область18364 руб
Тульская область18345 руб
Тюменская область13945 руб
Удмуртская Республика16554 руб
Ульяновская область16322 руб
Хабаровский край24976 руб
Ханты-Мансийский автономный округ — Югра24634 руб
Челябинская область14899 руб
Чеченская Республика20890 руб
Чувашская Республика — Чувашия18543 руб
Ямало-Ненецкий автономный округ30996 руб
Ярославская область19211 руб

Надбавки за стаж

Кроме окладов, сотрудники, работающие давно и имеющие стаж, имеют так же специальные надбавки.

  • 3 года — 10%
  • 4 года — 20%
  • 5 лет — 30%

Проблемы в этой сфере трудоустройства

Московские сотрудники социальной защиты населения обслуживают от 7 до 15 человек каждый. Размер проездного ТАТ для них составляет 1000 рублей. Все поездки свыше – оплачиваются самостоятельно. Если соцработник использует личный автомобиль, ему никто не будет оплачивать бензин.

В сельской местности каждому соцсотруднику приходится обслуживать 16-18 человек при собственной зарплате около 10000 рублей.

Средняя заработная плата

СтавкаЗаработная платаРабочий деньКол-во опекаемых людей
0,25%25002,5 часа6
0,5%95008:30-12:309
0,75%135008:30-15:3013
100%18000-300008:30-17:3018

Кроме низкой оплаты труда, на соцработников возложены обязанности по ведению документов, отчетов и поиска людей, нуждающихся в помощи.

В прошлом году, Владимир Путин, обещал довести заработную плату соцработников до средней по региону. Реального повышения, конечно же, не случилось.

Планируемое повышение зарплат за счет индексирования составит 5,5%.

Доплаты социальным работникам

Все соцработники, которые участвуют в борьбе с коронавирусной эпидемией получат из государственного бюджета Российской Федерации доплаты за 3 месяца (15 апреля – 15 июля). Это связано с тем, что все эти люди работают в зоне повышенного риска и прикладывают значительные усилия в лечении и помощи пациентов.

Размер федеральных доплат

Категория сотрудниковРазмер доплат
Врачи, непосредственно, лечащие COVID-1960000 руб
Врачи, работающие в социальных учреждениях40000 руб
Медицинский и административный персонал, оказывающий помощь инфицированным COVID-1935000 руб
Работники педагогической и социальной сферы25000 руб
Административный и медицинский персонал средней категории25000 руб
Младшие медицинские работники, вовлеченные в работу с COVID-19 пациентами.20000 руб
Технические сотрудники, контактировавшие с пациентами COVID-1915000 руб
Младшие медицинские работники15000 руб
Технические специалисты10000 руб

Сокращения в 2020 году

В этом году планируется сократить 15% социальных работников, и, скорее всего, это произойдет ближе к концу года, когда коронавирусная инфекция будет полностью побеждена. За счёт освободившихся средств от увольнения персонала, планируют повысить заработную плату оставшимся работать специалистам. Рабочую нагрузку перераспределят на оставшихся работников.

Источник: https://e-migration.ru/russia/zarabotnaya-plata-socialnogo-rabotnika-dannye-po-regionam.html

МОСКВА, 26 апреля. /Корр. ТАСС Ксения Асафова/. Потребность в социальных работниках и волонтерах в Москве заметно выросла за последний месяц на фоне распространения новой коронавирусной инфекции. С введением всеобщей самоизоляции увеличилось число жителей, которые пользуются их услугами, чтобы оставаться дома.

Это старшее поколение москвичей, а также граждане с хроническими заболеваниями и люди с инвалидностью. Среди них есть те, кто опасался, что из-за действующего режима изоляции останется в полном одиночестве, без внимания.

Корреспондент ТАСС узнал у соцработников, какую помощь они оказывают жителям, что изменилось в их деятельности за последние недели и удается ли им помочь всем гражданам, которые обратились за поддержкой.

В пресс-службе столичного департамента труда и социальной защиты населения ТАСС сообщили, что во всех округах Москвы сегодня работают более 9,7 тыс. социальных работников и 1,2 тыс. волонтеров на базе центра “Моя карьера”.

На сегодняшний день они справляются со своими задачами, но в случае необходимости число сотрудников службы будет увеличено до 13 тысяч. Социальные работники и волонтеры занимаются покупкой и доставкой гражданам продуктов и лекарств, корма для домашних животных, выгулом собак.

Кроме того, они готовы помочь москвичам в решении таких бытовых проблем, как оформление заказа на онлайн-доставку продуктов из магазина или вынос мусора.

“За последний месяц увеличилось количество людей, получающих дополнительную адресную социальную поддержку: добавились москвичи, находящиеся на самоизоляции, и те, кто впервые обратился за услугами центров социального обслуживания в период карантина. Конечно, соцслужбам приходится помогать большему количеству людей, но на сегодняшний день они справляются”, – сообщили в пресс-службе департамента.

“Мы в ответе за наших подопечных”

“У меня подъем в шесть утра, потом я иду на работу, беру документы, еду за лекарствами в аптеку, потом иду по адресам, куда надо их доставить.

После этого возвращаюсь в центр, смотрю список запросов на продукты, отправляюсь в магазин, покупаю их и разношу.

Формально мой рабочий день заканчивается в шесть, но главное – помочь всем нуждающимся, так что иногда приходиться и задержаться”, – описал свой день 29-летний сотрудник территориального центра социального обслуживания “Ярославский” Николай Шабанов.

Он рассказал ТАСС, что стал соцработником два года назад. На тот момент у него за плечами было высшее образование, связанное со сферой атомной энергетики и работа риелтором.

“На поприще атомной энергетики не удалось полноценно поработать, работа риелтора тоже не устраивала меня, и я решил искать что-то более подходящее для моего характера.

У меня много знакомых, занятых так или иначе в соцсфере, они предложили и мне попробовать себя здесь. И я решился”, – пояснил Николай свой выбор профессии.

Молодой человек также отметил, что с началом пандемии коронавируса стало больше работы. Если раньше люди, как правило, сами ходили за продуктами и доставлять их надо было только маломобильным гражданам, то теперь соцработники приносят их всем, кто находится в группе риска. Но мысли о том, чтобы уйти и переждать непростые времена, у Николая не было.

“А кто, кроме нас, будет это делать? Мы в ответе за наших подопечных. Я родился в семье военнослужащих, дед служил в Афганистане, в моей семье не принято “отсиживаться” в безопасности, и я не буду. И усталости я не чувствую”, – поделился он.

Соцработник отметил и изменения в настроении некоторых его подопечных с началом пандемии. Например, бабушка Ксения Петровна сначала боялась, что из-за режима изоляции она останется совсем одна и никто ей не поможет. “В последние две недели я заметил, что у нее значительно снизилось чувство тревоги.

Она поняла, [что] без внимания ее не оставят, что я буду по-прежнему приходить, помогать, общаться с ней. Она живет одна, ей нужно внимание, мы иногда говорим по телефону, пока я иду по другим адресам – она обсуждает со мной все, что видит по телевизору. Когда не было изоляции, рассказывала мне, куда ходила, что посмотрела”, – рассказал Николай.

Он добавил, что свою работу любит и считает ее престижной.

Никакой паники

Галина Тимченко отдала профессии соцработника 28 лет своей жизни. До этого она была воспитателем в детском саду в Москве, но во времена перестройки учреждение закрыли. Женщина подалась в соцслужбу и поняла, что это ей по душе. Сегодня она удостоена звания почетного работника соцзащиты населения Москвы.

“Предлагали мне впоследствии снова работу в детсаду, но мне уже не хотелось уходить из соцслужбы. Я такой человек – у меня две записи в трудовой книжке, детский сад и эта. Выгорания я не испытываю. Мне нравится оказывать внимание пожилым людям, ухаживать за ними”, – поделилась она.

В числе своих рабочих обязанностей Тимченко называет помощь в уборке квартиры, мытье окон, оказание санитарно-гигиенических процедур.

“Пандемия не напугала меня. Я вроде как еще не старушка, силы и желание работать у меня есть, а вот страха нет. Надеваю масочку, перчаточки и иду. Думаю, тут надо соблюдать личную гигиену и надеяться на бога. Паники среди моих подопечных нет, это люди старой закалки, они говорят: “Мы пережили войну и это как-нибудь переживем”, – смеется женщина.

О работе социальных помощников

Как сообщила заместитель мэра Москвы по вопросам социального развития Анастасия Ракова, всего с 23 марта соцработники и волонтеры оказали пожилым гражданам и людям с хроническими заболеваниями, находящимся в режиме самоизоляции в условиях пандемии коронавируса, свыше 300 тыс. услуг.

К началу режима самоизоляции столичные центры социального обслуживания были переведены на выездной формат оказания услуг. Теперь москвичам не нужно приходить в центр, чтобы подать заявку на ту или иную услугу.

Все заявки принимаются онлайн и предоставляются нуждающимся по месту жительства. Например, таким образом можно получить технические средства реабилитации, электронные социальные сертификаты на продукты и другое.

Кроме того, с марта в Москве работает горячая линия комплекса социального развития, куда могут обратиться москвичи из группы риска, чтобы подать заявку на получение какой-либо социальной услуги, ее номер 8 (495) 870-45-09.

Источник: https://tass.ru/moskva/8339127

Хотела уволиться, боялась смерти. Соцработник о тонкостях профессии

Работа соцработником в москве отзывы

Юлия Куклик трудится социальным работником уже 3,5 года. Девушка рассказала Grodno.in о тонкостях профессии. Жизнерадостные бабушки, настороженность их детей, звонки вне графика и эффект бумеранга… Читайте секрет хрупких, но закаленных женщин, которые не выгорают, сопереживая своим подопечным.

Немного о себе и профессии

— Мне 21 год. Родом из Одельска. Это агрогородок Гродненского района, находится у самой границы. Бывает, что люди не расслышат название и спрашивают: «А чего ты сюда из Одессы переехала?» (Смеется).

— Работаешь по специальности?

— Да. Я окончила электротехнический колледж на Дзержинского. Училась на страхового агента и социального работника. Потом пришла на практику в наш Центр социального обслуживания населения Ленинского района. Через 3 месяца мне предложили остаться на отработку.

За тот год у меня периодически появлялись мысли о том, чтобы уйти из профессии. Но все-таки решила остаться.

— Почему?

— Трезво все оценила. Присмотрелась к работе и поняла, что это мое. Я активная, много двигаюсь, мне нравится помогать людям. Получилось так, что я и профессия подошли друг другу. Уже 3,5 года работаю и не жалею о выборе.

— Насколько совпало то, к чему готовили в колледже, с тем, что ты делаешь на работе?

— Мы прошли всю необходимую теорию. На практике я чувствовала себя полностью подготовленной. Не было ощущения, что я учила «А», а от меня требуют «Б» или что-то сверхъестественное. В прошлом году ко мне прикрепили практикантку из моего колледжа. Она ходила со мной по адресам. В итоге рассказала, что так себе работу и представляла. Она не испугалась ничего. Задумалась к нам прийти работать.

— Помнишь первый рабочий день?

— Даже дату могу назвать: 3 августа. Было жарко. Я запомнила наизусть все адреса подопечных. Знала, где находятся улицы. А вот номера домов искать было сложно. Волновалась, купила ли я именно то, что нужно. Ведь я шла к людям, которых еще ни разу не видела. С последнего адреса я ушла в 5 часов. Я была никакая от духоты и лишь подумала: «Ф-ух, отработала».

— Что входит в обязанности?

— В городах подопечные мало выходят из дома, только при хорошей погоде у подъезда посидеть. Им зачастую сложно передвигаться на большие расстояния. Мы доставляем продукты, лекарства, ходим в поликлинику за рецептами. Кроме того, нужно в квартире прибраться, по хозяйству помочь. Часто слышу: «Что бы мы без вас делали».

Но это основная работа. А до этого, как хороший психолог, нужно установить контакт. Людям нужно внимание и общение. Чтобы их поддержали, выслушали. Они любят поговорить. Тем много: погода, семья, воспоминания… Это сложно — найти общий язык, каждому выделить время, сопереживать. Но у меня получается.

Бабушки и дедушки меня легко приняли.

— Сколько у тебя бабушек и дедушек?

— Всего 11 человек по 10 адресам. Младшему 72 года, а старшему 92.

— Как часто встречаются одинокие?

— Есть, конечно, люди, у которых нет семьи. Бывает, что родственники живут в одном городе, но годами не навещают стариков. Но в основном у всех есть дети и внуки, которые приезжают по возможности. Но у них свои заботы: работа, собственные семьи, быт — свободного времени не так много.

— Как дети и внуки относятся к появлению соцработника?

— Часто настороженно. Иногда принимают в штыки, что их родители оказываются на надомном обслуживании.

Родственники начинают злиться: «Как это? Зачем будет приходить посторонний человек, если есть мы? Что знакомые подумают?» И я тоже была в такой ситуации. Пришла к одной бабушке, столкнулась с ее сыном.

У него было негативное отношение, он недовольно вздыхал. Но потом начал ездить по командировкам и успокоился. Понял, что в отъезде нет возможности помочь маме. Сейчас наоборот рад, что есть я.

— Какой фактор ключевой, чтобы получить социальную помощь?

— Справка из поликлиники, что пенсионеру нужна помощь по медицинским показаниям. Подопечные не обязательно имеют инвалидность, но если у них серьезные заболевания, доктор это понимает.

Наше сотрудничество с поликлиниками очень помогает: врачи составляют списки тех, кто нуждается в надомном обслуживании; мы идем к людям, принимаем заявление, составляем акты, собираем необходимые документы. Согласие и желание подопечного обязательны. Мы никого не можем заставить принять нашу помощь, если человек не хочет.

То, что в 65 человек становится слабым — миф. Кто-то раньше не может справляться с чем-то, кто-то позже. И в 90 лет некоторые держатся бодрячком и все делают сами.

Когда я первый раз пришла к бабушке, которой 92 года, была уверена, что ей лет 70.

Но потом открыла дело, увидела год рождения и немного опешила. Она шикарно выглядит на свой возраст.

Это люди старой закалки, наше поколение совершенно другое. Они по-своему смотрят на жизнь и могут дать дельный совет.

— Как планируется работа?

— Мы составляем график. У меня 5 рабочих дней и 2 выходных. Одних подопечных нужно обслуживать 2 раза в неделю, других — 3. По нормативам на мой приход полагается 1 час 50 минут. Но это с учетом дороги, покупок. Получается, что за день я обхожу 4, 5 или 6 человек.

— Случалось ли у тебя, что нужно было экстренно приехать, поменять график?

— Да. В нашем деле на 100% все не запланируешь. Бывает, что человеку плохо, давление подскочило. И соцработник должен вызвать скорую, дождаться бригаду. Недавно был случай. Бабушка выписалась из больницы.

Я принесла ей продукты, справилась по дому. А через полтора часа, когда я была на другом адресе, она мне позвонила и сказала: «Мне выписали кое-что, если можешь, пожалуйста, купи сегодня».

Естественно, по окончанию рабочего дня я пошла покупать эти лекарства.

О коллегах

Мы решили изнутри посмотреть, как выглядит работа соцработника. На этот раз первыми Юля посещала семью Анны Ивановны и Федора Дмитриевича.

— Социальных работников какого возраста сейчас больше?

— Когда я только вышла на работу, заметила, что в основном коллеги по 20–25 лет отработали. Им в среднем от 40 до 50. Молодежи, кому меньше 30, немного. К нам устраиваются и люди предпенсионного или пенсионного возраста. Они более строгие, серьезные, со своей точкой зрения. Но некоторым подопечным именно такой социальный работник и нужен.

— Традиционно вашу профессию воспринимают как женскую. А мужчины в коллективе есть?

— Почти все работники — девушки и женщины. Мужчин нет вообще. Есть один, но не в нашем отделении. Он сопровождает в магазины подопечных в инвалидной коляске. Я шутила, что нам нужен мужчина, потому что совсем скучно в женском коллективе (улыбается). Да и в принципе в социальной сфере мужчин мало, а крепкое плечо было бы кстати.

— Не каждый захочет работать в этой сфере в силу характера. Когда работники уходят, чем мотивируют это?

— Я редко общалась с теми, кто уходит. В основном это случается на первый-второй день работы. Человек сразу понимает, что ему не нравится и не подходит профессия. Я даже не успевала толком познакомиться и в лицо запомнить таких коллег, как они говорили: «Прощайте!». Есть, конечно, текучка кадров, но она небольшая.

Тот, кто продержался несколько месяцев, обычно остается.

За это время адаптируешься, срабатываешься с людьми, привыкаешь. И становится проще. Уже знаешь, что нужно подопечному, как продуктивно выстроить разговор, чтобы не обидеть.

В момент, когда сложности позади, понимаешь, что готова работать в этой сфере продолжительный период. Потому что тебе это не в тягость. Те, у кого опыт в несколько лет, продолжают работать. Если уходят, то чаще в новую профессию, чтобы кардинально изменить свою жизнь.

Это происходит с одной стороны спонтанно, но с другой — человек осознанно приходит к решению: мне нужен другой психологический «климат».

— Как часто у коллег отношения с подопечными складываются так же хорошо, как у тебя?

— Я замечала, что это очень распространенная ситуация. Но не стоит думать, что все гладко в 100% случаев. Бывало, что девушки уходили в слезах с некоторых адресов.

Потому что бабушки ссорятся с соседями или родней, а весь негатив и эмоции выплескивают на соцработника. Чаще подопечным потом неловко за случившееся, и они приносят извинения.

Но иногда в таких ситуациях лучший выход — поменять социального работника на более строгую и решительную женщину.

— Какая зарплата в вашей сфере?

— У меня выходит до 400 рублей. У остальных соцработников зарплата примерно та же, но за стаж есть денежный плюс. В основном все трудятся на ставку. Но когда коллеги болеют или уходят в отпуск, зачастую работаем больше, чем на ставку.

— Предлагают ли подопечные «чаевые»?

— Нет. Они знают, что это наказуемо.

— А как выражают благодарность? Может, угощают чем-то?

Предлагают чай, но я всегда отказываюсь. Уходя, я слышу спасибо. Говорят, как им повезло со мной.

Профессиональное выгорание и самое страшное в работе

— Было ли у тебя профессиональное выгорание?

— Нет. Я сдержанная, терпеливая, выносливая. Даже если не хочу, заставлю себя и все равно сделаю. Я всегда бодра и весела, не потухну, не скисну. На выходных отдохну и держусь бодрячком. Поэтому не выгораю на работе.

— В чем секрет такой энергичности?

— Я очень быстро «перезаряжаюсь». Например, сяду в троллейбус ехать к следующему, уставшая, без настроения. Пока доеду, успеваю отдохнуть. И я снова с улыбкой на лице. Когда возвращаюсь домой с работы, из-за усталости не хочется никуда идти. Но стоит прилечь буквально на 5 минут, я опять полна энергии и готова покорять мир.

— Что оказалось самым страшным в работе?

— Я боялась, что мой подопечный уйдет из жизни. Я очень сильно переживала, не знала, как отнесусь к смерти.

Думала, что если кто-то умрет, я сразу уволюсь.

Когда это случилось впервые, я места себе не находила, словно внутри лавина сошла. Я была в ужасе. Но потом смирилась с потерей.

Успокоила себя тем, что рождение неизбежно обрекает на смерть. Этого не избежать. Тем более умереть в преклонном возрасте, имея заболевания… это предсказуемо.

— В чем профессия изменила характер и мировоззрение?

— Взгляды на жизнь остались прежними. То, что я все принимаю близко к сердцу, тоже. Но я научилась быстро все отпускать. Перевариваю информацию, и то, что мне не нужно, отбрасываю.

Некоторым психологически сложно работать в нашей профессии, потому что подопечные рассказывают о своих проблемах. Работники не хотят брать на себя негатив, но не умеют себя не накручивать. А нервы тоже не железные.

Спокойнее и проще относиться к жизни — важная способность в нашем деле.

Закупив продуктов для Анны Ивановны и Федора Дмитриевича, направились к их дому.

— Откуда в тебе такое желание помогать людям?

— Думаю, это досталось от родителей. Мама всегда была очень доброй. И я в детстве защищала всех ребят, которых обижали, жалела котиков и собачек. Сейчас, когда приезжаю к родителям, к нам прибегает маленький соседский щенок. И я не могу его не покормить.

Друзья говорят, что я постоянно отодвигаю на задний план свои личные проблемы, если меня просят о помощи, и помогаю другому человеку. А это нехорошо.

В чем-то они правы, но я считаю, что доброта возвращается методом бумеранга. Как ты к людям относишься, так и к тебе…

— Как проводишь выходные и свободное время?

— Еду к родителям, воскресенья часто проходят там. Я поздний ребенок, родители уже пенсионеры. Им сложно справляться с частным домом. Стараюсь помогать, потому что там работы много, можно и ночью не ложиться, чтобы все переделать. А в субботу хочется погулять с друзьями. После работы время по-разному провожу. У меня нет сил сидеть на одном месте. Мне нужна активность.

Юля набрала номер квартиры в домофоне. Мы поднялись на 3 этаж по лестнице. В этих советских пятиэтажках лифтов нет. Анна Ивановна открыла дверь и приветливо впустила в дом.

Повесив верхнюю одежду на старую вешалку с крючками, каждый занялся своим делом: Юля разложила продукты на кухне, а я стала расспрашивать Анну Ивановну. Узнала, что бабушке 70 лет. Ее мужу 72.

Они живут вместе уже полвека:

— У нас двое детей и 6 внуков. Сын живет в Коробчицах, навещает нас. Но он работает с 6 утра до вечера, времени мало свободного. Дочка живет в Лидском районе. Сын или крестница на машине периодически туда привозят погостить. Дочка закатками и овощами с подворья «спонсирует». Дети у нас хорошие. Они довольны, что еще и Юля есть.

Она к нам приходит с июля 2017 года. Мы с Федором Дмитриевичем привыкли к ней. Она честная, аккуратная, со всем как социальный работник справляется. Муж мой инвалид, без ноги. А я с ногами, но тяжело и больно ходить. Еле по дому передвигаюсь. Зимой скользко на улице, жду весны, чтобы свежим воздухом хоть иногда подышать на скамейке.

Сейчас из досуга только телевизор. Читать не могу, зрение село.

Разложив продукты, Юля стала заполнять документы:

— Это тетрадь учета предоставленных социальных услуг и проведенных взаиморасчётов. «Бухгалтерия». Здесь вся моя работа отражена. Деньги — это ответственность, нужно быть внимательной. Все подсчитать правильно, сдачу дать.

— Какая разница между трудом социального работника в деревне и в городе?

— Огромная. В городе люди более проинформированные, проще относятся к социальной помощи. А в деревне многие действительно боятся осуждения соседей. «Что скажут люди?» стоит на первом месте, а не «Что мне нужно?». И работнику сложнее: огороды, закатки, участок — от этого люди не отказываются и в преклонном возрасте, приходится заниматься.

Перед нашим с Юлей уходом Анна Ивановна попросила меня написать о ее соцработнице только хорошее. А Юля немного засмущалась: сказала, что хорошо работает не ради похвалы.

Ирмалия Рам

Любое использование материалов запрещено.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.

Источник: https://grodno.in/news/26289/

Будни соцработника: и помощник, и психолог, и друг

Работа соцработником в москве отзывы

Находить общий язык с людьми, помогать им, а зачастую быть единственной опорой и поддержкой — это все о женщинах, которые около 20 лет назад пришли в один из центров социального обслуживания Москвы и до сих пор остаются преданными своей профессии. Они помогают ветеранам, инвалидам, пенсионерам и многодетным семьям, занимаются культурно-досуговой и реабилитационной деятельностью с детьми, в том числе имеющими ограничения по здоровью.

В январе Сергей Собянин наградил 54 работника учреждений социальной защиты населения столицы. Среди них специалисты по социальной работе, медсестры, старшие воспитатели и заведующие отделениями соцобслуживания.

Mos.ru поговорил с некоторыми из них и узнал, кого социальные работники называют своими подопечными, как обрести способность смотреть позитивно на любую ситуацию и почему так важно просто разговаривать с людьми.

Татьяна Телегина: Благодарность людей — высшая оценка нашей работы 

Специалист по социальной работе территориального центра социального обслуживания «Ломоносовский» 

— В социальной сфере я работаю с 1997 года. Называю эту дату счастливой семеркой: пришла на работу 17.07.1997. А до этого была инженером-проектировщиком, занималась чертежами. В перестройку при реорганизации нашего учреждения я оказалась перед выбором, в итоге пришла в социальную сферу и поняла, что это мое призвание — работать с людьми.

Уже более 20 лет тружусь в сфере социальной защиты, сейчас — в должности специалиста по социальной работе.

Получатели социальных услуг — а это более 20 тысяч человек — жители района Коньково.

Среди них пенсионеры, инвалиды, ветераны Великой Отечественной войны и труда, семьи льготных категорий — многодетные, неполные, с детьми-инвалидами, малообеспеченные и неблагополучные. Они обращаются за помощью по мере необходимости.

Чаще всего это связано с социально-экономическими вопросами: получением товаров длительного пользования, электронного социального сертификата на продукты питания, вещевой помощи и так далее.

Традиционно проходят общегородские благотворительные мероприятия «Семья помогает семье». В августе мы участвуем в проведении акции «Соберем ребенка в школу»[вот тут эти два мероприятия идут как одна акция. Неравнодушные горожане приносят портфели, канцелярские принадлежности и другие необходимые для учебы вещи, которые перед 1 сентября мы дарим тем, кому это особенно необходимо.

Благодаря акции «Подготовимся к школьному балу!» помогаем выпускникам из малообеспеченных семей найти костюм или платье для торжественного вечера, чтобы сделать этот день незабываемым. Счастливые улыбки, довольные лица школьников. Благодарность людей — высшая оценка нашей работы.

Социальный работник — и помощник, и психолог, и друг. Людям, которые попали в трудную жизненную ситуацию, особенно нужна поддержка. Приходится общаться с разными людьми. Многие находятся в тревоге, стрессе от потери близкого человека. А мы в любой ситуации должны быть спокойны и позитивно смотреть на мир, делиться добротой с другими. Есть хорошая история на эту тему.

Мы ездили на экскурсию в Подмосковье с нашими пенсионерами. Их было более 40 человек. Поездка прошла хорошо, но время в пути значительно затянулось. Казалось бы, пожилые люди должны были проявить недовольство, но… Они пели песни, читали стихи, делились друг с другом бутербродами.

Вот в такой нестандартной ситуации проявилось чувство коллективизма. Я была очень удивлена, что никто не ворчал, а, наоборот, всех это объединило и сплотило. Те, кто участвовал в этой поездке, до сих пор приходят в гости и вспоминают путешествие с теплотой. Мы остались друзьями.

Наталия Никифорова: Даже спустя 20 лет хожу на работу с удовольствием 

Социальный работник территориального центра социального обслуживания «Зюзино» 

— Можно сказать, что профессию я выбрала случайно или, возможно, она выбрала меня. В центре работаю практически с открытия — в январе исполнилось 20 лет, как я устроилась.

До прихода сюда я мало что знала про эту работу, на тот момент еще и находилась в декретном отпуске. Случайно увидела объявление в газете, где было написано, что открылся центр социального обслуживания и требуются сотрудники.

Так я нашла работу и даже спустя много лет хожу сюда с удовольствием.

Я помогаю тем людям старшего поколения и инвалидам, которые находятся на надомном обслуживании. Решаю их бытовые проблемы, помогаю в уборке, разогреваю еду, кормлю и делаю многое другое.

Еще нужно обязательно уметь слушать человека, где-то подбодрить или рассмешить, в какой-то ситуации успокоить или, наоборот, уговорить, например, сходить к врачу. Как правило, это одинокие или одиноко проживающие люди.

Зачастую их родственники живут далеко и у них нет возможности часто навещать близкого человека.

Есть люди очень позитивные и открытые, несмотря на заболевания и какие-то жизненные проблемы. С такими легко общаться. Есть люди посложнее, но и к ним удается ключик подобрать. Все разные, как, собственно, и мы.

Есть у меня семейная пара на обслуживании, супруги вместе прожили уже больше 65 лет. Это тот самый случай, когда приходишь к ним с хорошим настроением и уходишь со спокойной и легкой душой.

Они никогда не жалуются, не перекладывают свою боль на другого человека, наоборот, стараются поделиться своим душевным теплом.

Старшее поколение, наши ветераны — это вообще золотой фонд, у которого есть чему поучиться.

Наталья Дубовенко:Людям не хватает общения

Социальный работник отделения социального обслуживания на дому граждан пожилого возраста и инвалидов № 5 территориального центра социального обслуживания «Марьино» 

— Я уже более 22 лет занимаюсь социальной работой: приношу подопечным продукты, хожу с ними в поликлинику, покупаю лекарства, оплачиваю счета и помогаю в оформлении документов, и многое другое.

В профессии оказалась по особому стечению обстоятельств. Я потеряла мать, и мне было настолько тяжело, что четыре года не могла прийти в себя. И знакомая, которая сама работала в этой сфере, предложила мне устроиться в центр социального обслуживания.

Я решилась и не пожалела о своем выборе. Причем не только сама помогала людям, но и у них находила поддержку.

Так сложилась судьба, что у меня нет родственников, а бабушки и дедушки стали в определенной степени моей семьей, о которой нужно заботиться и всячески помогать.

Социальная помощь особенно нужна тем людям, которые совсем не выходят из дома. Многие из них одиноки и по-детски относятся к миру, несмотря на возраст.

А еще, кроме решения насущных проблем, им не хватает общения. Мои подопечные — инвалиды и пенсионеры от 67 до 95 лет. Они очень разные, но все нуждаются в том, чтобы их слушали, хотят делиться своим опытом и впечатлениями, хотят быть нужными. И это нормально.

У меня была одна подопечная, вот она мне говорила: «Наташенька, ты для меня как свет. Я тебя всегда очень жду». А другие часто спрашивают: «Ой, ты что, уже убегаешь?»

Бывает, придешь и рассмеешься вместе с ними — тебе и частушку споют, и веселую историю какую-нибудь расскажут. А бывает, и плачем с ними, это тоже иногда полезно, но чаще смеемся, конечно. Все очень интересные люди с колоссальным жизненным опытом.

Елена Курышина: Нам важно, чтобы дети были готовы к взрослой жизни 

Старший воспитатель центра содействия семейному воспитанию «Юнона» Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы 

— Я выросла в семье педагогов, но сначала нарушила традицию и получила медицинское образование. Чуть позже окончила педагогический университет и оказалась здесь. Видимо, зов крови. А иначе как еще это назвать?

Старший воспитатель следит за порядком и процессом обучения. В нашем учреждении восемь детских групп с ребятами от нуля до 18 лет. Многие находятся на постоянном проживании (это дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей), некоторые — на пятидневном.

Нам важно, чтобы дети развивались, чтобы им было интересно и они смогли уверенно войти во взрослую жизнь.

Все наши подопечные — с ограниченными возможностями здоровья, поэтому с этого года реализуем проект по формированию социально-бытовых навыков у детей «Мир вокруг меня».

Во второй половине дня дети занимаются лепкой, аппликацией, конструированием. Есть и часы творчества, когда дети сами выбирают, чем заняться. Таким образом они реализуют свой потенциал и развивают таланты.

В конце первого полугодия проводили отчетное мероприятие, где ребята в возрасте от семи до 18 лет участвовали в различных конкурсах. Например, сервировали стол к обеду, одевались на зимнюю прогулку, готовили выставку работ, которые сделали сами.

Есть и проект для родителей — «Особый ребенок», это специальный клуб. Мы стараемся больше и чаще привлекать родителей для участия в его жизни. Они помогают в организации праздников, проведении образовательных мероприятий, участвуют в украшении центра к Новому году. Тем самым мы все вместе помогаем детям развиваться и взрослеть.

Еще работает проект «Монтессори», в нем две группы детей от двух до семи лет. С ребятами работает терапевт по методике Монтессори, который проходил обучение в Германии.

К нам регулярно приезжает член экзаменационного комитета Международной ассоциации Монтессори (AMI) руководитель отдела Монтессори-терапии Мюнхенского центра детства и автор метода Лоре Андерлик.

Они нас курируют и помогают в развитии детей.

Вся работа направлена на проработку комплекса упражнений, которые помогут детям в повседневной жизни: мы учим их накрывать на стол, убирать, стирать одежду, правильно мыть руки, чистить зубы, одеваться и многому другому, что сделает их самостоятельными и независимыми.

Нашим воспитанникам в первую очередь важны бытовые навыки, но также они изучают цифры и буквы, готовят руку к письму. Интересные занятия проводят воспитатели по развитию сенсорики и мелкой моторики.

Проект работает с августа 2017 года, и уже сейчас виден результат — дети стали более самостоятельными и собранными.

У нас очень много детей взяты на воспитание в семьи. Я считаю, что это большая заслуга всех нас, всего нашего коллектива. Проделывается большая работа, и в итоге дети обретают семью. Это самое главное.

Источник: https://www.mos.ru/news/item/35916073/

Советы юриста
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: